Rus 

Авторизация

 
 

Модуль поиска не установлен.

 

Облако тегов

Оставайтесь с нами в социальных сетях:

Данный веб-сайт был создан в 2006 году при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в РК и Европейской Комиссии в РК в рамках проекта «Создание системы Уполномоченного по правам ребенка в Казахстане»

Изложенные в настоящем веб-сайте мнения отражают точку зрения их авторов и совсем не обязательно политику или взгляды ЮНИСЕФ или Европейской Комиссии. При цитировании и ином использовании статистических данных и материалов, помещенных на веб-сайте, ссылка обязательна

   
 
 
 
   

И-за парты — в суд. Почему подростков тянет в криминал?

16.09.2014

Первого сентября одна юная жительница Барнаула — шестнадцати лет от роду — первый раз пошла в «первый класс» одного из профессиональных училищ. Через день первокурсницу «взяли под белы рученьки» оперативники одного из отделов полиции краевого центра как подозреваемую в совершении грабежа.

Само преступление имело место днём 31 августа. Сухим языком полицейской сводки, потерпевший 1967 г. р. познакомился с девушкой возле одного из магазинов, а когда он достал деньги, чтобы пойти уже за покупками, та выхватила их и убежала. Две тысячи рублей юной особе понадобились точно не на празднование Дня знаний, ибо, когда её «вычислили», деньги были целы. Но какая бы у девушки ни была нужда, и как бы она ни признала вину, это — уголовное дело (ч.1 ст. 161 УК РФ, грабёж).

Дотошный читатель заметит, что со словом «один» выше практически перебор. Это умышленно — поскольку это только лишь ОДИН из примеров… противоправных действий несовершеннолетних. Появление отроков «день через день» в полицейских сводках в качестве подозреваемых в совершении преступлений — это «караул!» или уже «нормальное» явление?

По информации Дмитрия КУЗНЕЦОВА, заместителя руководителя отдела процессуального контроля следственного управления СКР по Алтайскому краю, за 6 первых месяцев года несовершеннолетними или при их соучастии совершено 558 преступлений. В целом по краю наблюдается спад несовершеннолетней преступности (16,5% к 2013 г.). Но рост есть в ряде сельских районов, а также в краевой столице (161 факт против 138), в первую очередь «благодаря» Центральному и Ленинскому районам.

Основная «специализация» подростков — корыстные преступления, но нередки в их среде и насильственные. Также подростки причастны к преступлениям, связанным с наркотиками.

По мнению Кузнецова, на неокрепших умах в значительной мере сказывается криминализация общества, и опять же — распространение наркотиков. В основном к совершению преступлений склонны дети из неблагополучных семей, но в этом направлении в последние годы в крае ведётся значительная работа, как результат — можно констатировать стабильное снижение преступности несовершеннолетних.

?Цифры, несмотря на конкретность, вещь всё-таки относительная. Хотя бы потому, что изменяются. По итогам 2013 г. то же региональное СУ СКР констатировало рост преступности несовершеннолетних и по количеству преступлений, и по количеству лиц, их совершивших. Олег ТОРУБАРОВ, начальник ГУ МВД по Алтайскому краю, в отчёте за прошлый год говорил о 1320 подростках, преступивших закон. Но всё же… «Уровень подростковой преступности в крае снижается на протяжении последних восьми лет!», — утверждает Марина МУРАВЬЁВА, подполковник полиции, начальник отдела по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Алтайскому краю.

— Преступления совершают три категории детей, — рассказала Марина Александровна на «круглом столе» по теме подрост— ковой преступности, инициированном СУ СКР по Алтайскому краю и «АиФ-Алтай». — Это те, кто хочет встать на путь криминала; те, которых жизнь заставила уйти на улицу, и имеющие психические отклонения. Первая категория — основная, с которой приходится работать полиции; ко многим таким несовершеннолетним нужно бы применять специализированные меры воздействия. К ним, к примеру, относится направление подростка в спецучреждение закрытого типа. Общество считает, что это что-то ужасное, но это не верно, в том смысле, что лучше попробовать перевоспитать ребёнка в спецучреждении, чем «дожидаться», когда он попадёт в колонию. Я 20 лет работаю с неблагополучными семьями, и по опыту знаю, что некоторые дети только в условиях спецучреждения начинают понимать, что есть закон, и не только права, но и обязанности, и за каждый свой поступок нужно отвечать…

Это, конечно, не рядовая мера. До большинства детей из асоциальных семей всё-таки удаётся «достучаться». Специалисты уверяют, что благодаря комплексному подходу к решению проблемы. Сотрудники правоохранительных органов, комиссии по делам несовершеннолетних, органы образования, соцзащиты проводят планомерную работу в этом направлении. В крае немало соцпрограмм, в т.ч. по занятости трудных подростков и реабилитации детей для профилактики рецидивов; расширяется сеть социозащитных учреждений, предлагающих психологическую помощь…

Но вот незадача — ни одно ведомство не в силах угадать, что происходит в семьях, которые с точки зрения социума не являются проблемными. К примеру, Ольга ЧЕРНЫХ, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Индустриального района г. Барнаула, посетовала, что на «её» территории число преступивших закон в 1-м полугодии года пополнили подростки из благополучных, обеспеченных семей. «У нас есть родители, которые уезжали отдыхать на дорогой курорт в Америке, ребёнка оставляли на бабушку, — рассказывала Ольга Александровна. — Хватились, подросток совершил целую серию краж!».

Она, как и все её коллеги, через какое бы ведомство они ни соприкасались с подростковой преступностью, уверена, что всё идёт из семьи. У одних родителей руки до детей не доходят из-за пагубных пристрастий, у других — из-за «битвы за выживание», у третьих, не отягощённых проблемами малообеспеченности и неустроенности, — по каким-то другим причинам… А результат-то один: детки идут на улицу, где по своему незрелому разумению пытаются доказать свою самостоятельность, значимость и ценность.

Для каждой такой семьи, как оказалось, есть «спасательный круг». Только на одних его надо надевать чуть ли ни силком, а другим просто показать, где он находится.

Один паренёк из Белокурихи (внук судьи, между прочим) по решению суда на два года был отправлен в спецшколу в Камне-на-Оби. По возвращению у него снова начались проблемы с родителями, уходы из дома со всеми вытекающими… Он сам попросил, чтобы его направили в спецучилище (их в стране 17), чтобы получить профессию, встать на ноги. «Здесь я этого сделать не смогу», — объяснил он своё желание (в смысле, опасался, что совсем собьётся, — ред.). И подобные примеры, по словам Муравьёвой, не единичны.

Дмитрий ТРУЕВЦЕВ, кандидат психологических наук, заведующий кафедры клинической психологии АлтГУ:

— Несколько лет назад в школах решили обойтись без психологов, и эксперимент показал, что без них не обойтись. С 1сентября 2013 года новый закон «Об образовании» обязывает образовательные учреждения обеспечить обучающимся комплексную психологическую и медико-социальную помощь. И в регионе принята система мер по возвращению педагогов-психологов в образовательные учреждения. На IX съезде педагогов края эта задача поставлена как одна из самых важных, и это позитивное решение.

Но приходится говорить о низкой психологической культуре населения как таковой. Казалось бы, уже понятно, что без психологов не обойтись, но — стереотип: психолога путают с психиатром, а про психиатров не понимают, что они оказывают обычную медпомощь. Обращение за медицинской помощью — необходимый элемент общей культуры здоровья. Задача профессионального сообщества — донести до общества, в т.ч. при помощи журналистов, что обращаться к психологам и психиатрам — не стыдно, а даже нужно.

Евгений ПАНКРАТОВ, начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Алтай— ского края:

— Соблюдение прав несовершеннолетних во всех сферах — образования, здравоохранения, социального обеспечения, жилищных и т.п. — это тоже профилактика преступности несовершеннолетних. К сожалению, органы прокуратуры ежегодно выявляют более 20 тысяч нарушений в сфере соблюдения законодательства о несовершеннолетних. Находятся такие и в системе профилактики. Есть, к сожалению, примеры, когда к подросткам, уже состоящим на учёте, не применялись нужные меры; встречаются семьи, которые «просмотрели». Так что, каждому ведомству есть над чем работать.

Анна ЯКОВЛЕВА, редактор сайта «АиФ-Алтай»:

— Я по роду работы знакома со статистикой подростковых преступлений. Судя по конкретным примерам, чаще всего ребёнок становится главным героем криминальной хроники, когда он предоставлен сам себе, когда родители не знают, с кем он дружит, чем занимается в свободное время.

При этом не важно, что им движет во время совершения преступления: незнание законов и уверенность, что ему всё «сойдёт с рук», или желание самоутвердиться и доказать свою «взрослость», совершая противоправный поступок. Конечно, подростки не любят, когда им читают «нотации», но взрослые просто обязаны донести до них, что любое преступление может испортить такую желанную и ещё не начавшуюся взрослую жизнь. А ещё взрослым по силам организовать для них интересный досуг, тогда у ребёнка просто не останется время на всякие глупости.

Источник: www.altai.aif.ru
Фото: www.altai.aif.ru
Количество показов: 3234
расскажите друзьям об этом - И-за парты — в суд. Почему подростков тянет в криминал?
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Скажите, что вы об этом думаете?

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий

 
 
 
 

Лента новостей


Новые сообщения в темах форума


Опрос для посетителей сайта

другие опросы »


Не найдено рубрик для подписки.

Разработка сайта Style.KZ  
Яндекс.Метрика